Европейская комиссия все еще «с холодом» относится к газопроводу Южный поток, который должен быть проложен по дну Черного моря в обход Украины, заявил заместитель главы Газпрома Александр Медведев.

«Нельзя утверждать, что реализация Южного потока идет абсолютно гладко. Да, с некоторыми странами достигнуты необходимые договоренности, в других, например – в Болгарии и Сербии, проект получил статус национального приоритета. Да в ряде стран, а также в отношении морской части трубопровода приняты окончательные инвестиционные решения, однако к проекту все еще с прохладцей, с холодом относится Европейская Комиссия, ссылаясь на то, что слишком мало знает о нем», — сказал он.

Медведев считает, что в такой ситуации Еврокомиссия обратится за необходимыми данными в Газпроме или к странам, которые принимают участие в проекте. 
Более того, он высказал предположение, что расследование Еврокомиссии в отношении Газпрома по подозрению а антиконкурентном поведении является попыткой политического давления с целью снижения цены на газ. «Очень странно: мы пионеры конкуренции, и принесли конкуренцию на рынок, а нас обвиняют в том, что мы конкуренции препятствуем», — отметил Медведев. 
Представитель Газпрома также подчеркнул, что каждый новый маршрут дает гарантию стабильности поставок даже в условиях пикового спроса. Однако российской стороне приходится слышать о якобы конкурирующих проектах, которые больше привлекают еврочиновников.
Как пишет Reuters, сейчас в Европе обсуждаются проекты новых газопроводов, призванных укрепить стабильность поставок газа. В частности речь идет о газопроводе Nabucco и Трансандриатическом трубопроводе, которые рассчитаны на перекачку азербайджанского газа. Окончательно выбор между ними будет сделан в июне.
Медведев, однако, убежден, что на практике в условиях роста спроса на газ в Европе «места хватит всем, а может быть, придется реализовывать и новые проекты». Согласно прогнозам Газпрома, спрос на газ в Европе к 2020 году увеличится на 80 млрд куб. м, к 2025 году — на 145 млрд куб. м, а к 2035 году — на 200 млрд.
Ранее заместитель главы российского Газпрома Виталий Маркелов заявлял, что в компании до сих пор не определились с окончательной стоимостью морской части Южного потока.