Выгоды от беспошлинного экспорта в ЕС украинских промышленных товаров не компенсируют потерь от ограничений экспорта сельскохозяйственной продукции. Об этом в своей статье для ZN.UA пишет доктор экономических наук, профессор Павел Гайдуцкий, комментируя проект соглашения о создании зоны свободной торговли между Евросоюзом и Украиной.

По словам экономиста, детальный анализ основных положений соглашения свидетельствует, что украинскую экономику могут ожидать немалые потери, в частности вследствие:

— Усиления конкуренции на внутреннем рынке, особенно в краткосрочной перспективе, за счет устранения тарифных и сокращения нетарифных барьеров.

— Ограничения доступа украинских товаров на европейские рынки под поводом их несоответствия европейским стандартам и сертификатам. (Украина не сможет принять адекватные меры, поскольку, вступив в ВТО, согласилась принимать сертификаты стран происхождения.)

— Обнуления (до 95%) экспортных пошлин на украинские товары и жесткого квотирования остальных видов товаров, являющихся ключевыми позициями украинского экспорта.

— Изъятия из режима свободной торговли почти 400 товарных позиций, в основном сельскохозяйственных и продовольственных товаров, либерализация экспорта которых на рынки ЕС была бы для Украины наиболее выгодной.

— Введения ЕС для Украины дискриминационной системы тарифных квот на очень низком уровне. Для большинства видов продукции эти квоты составляют менее 6% от объема рынка ЕС по этим видам продукции (зерно, мясо и т.п.).

— Отмены вывозной пошлины на семена подсолнечника, что может лишить отечественные масложиркомбинаты сырья. Сегодня эти комбинаты экспортируют около 80% произведенного в Украине подсолнечного масла и ежегодно получают около 2 млрд долл. валютной выручки.

— Сохранения в ЕС системы многомиллиардных дотаций аграрного сектора, что делает экспорт украинской продукции в ЕС и в третьих странах неконкурентоспособным. Объем бюджетной поддержки сельского хозяйства в ЕС составляет 45% от стоимости валовой продукции отрасли, а в Украине — только 6%. Даже в перспективе Украина не сможет разрешить себе такую поддержку и обеспечить адекватную конкурентоспособность своей продукции на рынке ЕС.

— Выгоды от беспошлинного экспорта в ЕС украинских промышленных товаров не компенсируют потерь от ограничений экспорта сельскохозяйственной продукции. К тому же здесь действует сильный конкурентный и сертификационный барьер. Экспорт украинских промышленных товаров с высоким уровнем добавленной стоимости в ЕС будет регулироваться техническим регламентом ЕС. Это замедлит технологическую модернизацию украинской промышленности, закрепит за ней полусырьевой и полуфабрикатный экспортный характер.

— Снижения уровня тарифной защиты промышленных товаров, которая сегодня в Украине в основном выше, чем в Евросоюзе, прежде всего в автомобильной отрасли, и либерализации импорта легковых автомобилей.

Непростая ситуация со ставками ввозной пошлины. В случае вступления в силу Соглашения о ЗСТ между ЕС и Украиной высокие ставки ввозной пошлины в ТС для Украины принесут последней значительные потери. Это видно по большой разнице ставок ввозной пошлины.

Ослабление таможенно-тарифного режима для экспорта украинской продукции в ЕС может не компенсировать этих потерь. Ведь сохраняются другие барьеры на объемы украинского экспорта в ЕС, в частности квоты и режимы технического регулирования на продукцию приоритетного украинского экспорта, а также конкурентный барьер.

Поэтому низкие ставки ввозной пошлины в ЕС для Украины на продукцию пищевой, деревообрабатывающей и бумажной промышленности, рыболовства и стройматериалов очень эффективно «компенсируются» высокими стандартами технического регулирования.

«Складывается впечатление, что, как и в случае с ВТО, Украина начала переговоры о ЗСТ с ЕС без четкой позиции о том, чего бы она хотела достичь. У Украины нет соответствующего опыта проведения таких сложных переговоров, кроме вступления в ВТО, в которых по сути она тоже просчиталась. В то же время ЕС как опытный переговорщик (у него ЗСТ с более чем десятью странами мира) ставил перед собой следующую цель: он пытался обеспечить автоматический доступ на украинский рынок для своего бизнеса, отказываясь применять такие же принципы для Украины», — заключил Гайдуцкий.