Когда-то крупнейшая телекоммуникационная компания страны обрела стратегического инвестора в лице группы СКМ и перспективу вернуть себе лидерство на рынке телекоммуникаций.

По меткому выражению экс-вице-премьер министра РФ Виктора Христенко, Россию от развала в 1990-ых годах спасли «рельсы, трубы и провода», то есть унаследованная от СССР мощная транспортная инфраструктура и система связи. То же самое можно сказать и об Украине, которой осталась одна из самых развитых и модернизированных систем железнодорожного транспорта и телефонной связи.

Государственные монополии в этих отраслях обеспечивали стабильные и высокие доходы в бюджет. Естественно, сразу после провозглашения независимости в Украине, как и в других бывших советских республиках, разворачивается борьба за контроль над финансовыми потоками прибыльных предприятий. Там, где правительства успели провести быструю приватизацию госмонополистов, общество выиграло дважды: новые собственники из числа западных компаний резко снизили коррупционные издержки и взяли курс на обновление основных фондов. Конечно же, увеличились тарифы для населения. В то же время, чиновники потеряли возможность выводить бюджетные средства для покрытия псевдоубытков и проводить госзакупки у «своих» по завышенным ценам.

 

Колосс с глиняной головой

 

В Украине процесс перевода телекоммуникационной сферы с административно-командных на рыночные принципы происходил рывками. С одной стороны, уже в 1992 было основано украино-немецко-голландско-датское совместное предприятие UMC — первый оператор мобильной связи в стандартах GSM-900/1800 и NMT-450i, в котором 51% акций было закреплено за государством, а в 1998 – передано в управление «Укртелекому» – только что созданному единому госпредприятию электросвязи. Как только Украина начала выходить из экономической депрессии 1990-ых и стоимость перспективных госактивов начала расти, предполагалось привлечь в телекоммуникационную отрасль «стратегического» западного инвестора с доступом к рынку дешевых заимствований, а главное – новых и доступных для населения технологий как качественная мобильная связь и доступ в интернет.

К слову, в 2000-2002 гг. «Укртелекому» удалось достигнуть хороших показателей и повысить свою привлекательность в глазах потенциальных инвесторов. Вместе с дочерним «Утелом» компания контролировала 95% рынка услуг междугородной и международной телефонной связи, количество абонентов контролируемого СП UMC на конец 2002 года достигло 4,5 млн. В целом «Укртелеком» в 2002 г. обеспечивал 85% телекоммуникационной сети страны, поддерживал высокоскоростные каналы связи между всеми областными центрами с пропускной способностью 155 Мбит/с. Быстрыми темпами шла телефонизация населения, и на начало 2003 года телефонная плотность достигла 22,7 на 100 жителей. По оценкам западных экспертов, стоимость «Укртелекома» в то время достигала не менее 2 млрд. долл.

Однако стратегическая приватизация «Укртелекома» в основном по политическим причинам была заблокирована, как оказалось, на ближайшие 10 лет. Компания попала в период «безвременья», когда компанию начали рассматривать исключительно как донора для потребностей государства и высшего руководства страны. В результате, начался медленный процесс деградации и растягивания самых перспективных активов и «прихватизации» перспективных направлений. Сначала в 2002 году «Укртелеком» вынудили продать свою часть в UMC российской финансово-промышленной группе АФК «Система». Таким образом, госкомпанию практически лишили стратегического выхода на динамично развивающийся рынок мобильной связи. Затем топ-менеджмент «Укртелекома» при покровительстве чиновников Администрации Президента вывел на подконтрольные бизнес-структуры самые прибыльные «технические» функции, вымывая оборотные средства госкомпании.

 

Вместо модернизации – долговая яма

 

Со сменой команды у руля страны после «оранжевой революции» положение «Укртелекома» и негативные тенденции последних лет не изменились. Наоборот, компания из прибыльного предприятия начала превращаться в хронического заемщика. Если до 2005 года общая сумма банковских кредитов, привлеченных «Укртелекомом», не превышала 200 млн грн, а выплаты по процентным обязательствам составляли всего лишь 50 млн грн, то в 2005 правительство одобрило намерение госмонополиста занять сразу $500 млн. у Deutsche Bank и Credit Suisse First Boston. Из-за погашения краткосрочных облигаций и выплаты процентов «Укртелеком» стал превращаться в «больного» украинской экономики. Если в 2004 г. чистая прибыль составляла 947 млн. грн., то в 2009 г. чистый убыток составил 461,5 млн. грн, и 258,7 млн. грн. в предприватизационном 2010 году. Оказывается, где то с 2006 года новые кредиты направлялись в основном на операционное развитие «Укртелекома», а также на погашение предыдущей задолженности компании. Кроме того, кредитные ресурсы шли на обновление оборудования и в значительной мере на развитие мобильного и интернет-сегмента, которые требуют значительных финансовых ресурсов.

Несмотря на огромные вложения якобы в модернизацию, «Укртелеком» так не сумел за 5 лет построить сеть 3G связи, хотя в 2005 году получил единственную в Украине лицензию на предоставление такой услуги. Единственным более- менее успешным направлением стало развитие услуги широкополосного доступа в интернет: к началу 2013 года количество абонентов этой услуги выросло до 1,4 млн. что почти в два раза больше, чем у ближайшего конкурента «Киевстара». Однако если учесть, что «Укртелеком» имел все возможности развивать это направление с 2005 года, на пять лет раньше конкурентов, то такие «достижения» вряд ли свидетельствуют о развитии компании. К тому же, «Укртелеком» безнадежно отстал от конкурентов в сегменте мобильного интернета.

 

Новый старт

 

Приход австрийских инвесторов не переломил ситуацию в лучшую сторону. EPIC не смог отказаться от услуг сложившейся команды топ-менеджмента «Укртелекома», и не нашел иного способа выбраться из долговой ямы, как разместить новые заимствования и объявить о намерении продать дочерний Utel с лицензией 3G. И хотя компания сумела выйти в 2012 году на чистую прибыль, игрокам телекоммуникационного рынка стало понятно, что стратегии развития компании у австрийцев нет.

Поэтому продажа «Укртелекома» группе СКМ, имеющей необходимый опыт работы на рынке, рассматривается как начало новой истории компании. В частности, СКМ контролирует оператора фиксированной связи и интернет-провайдера Vega, чей менеджмент успешно интегрировал несколько десятков разрозненных компаний в единую группу, значительно повысил эффективность актива, и с 2010 г. обеспечил значительный рост на рынке широкополосного доступа (145 тыс. абонентов и шестое место на рынке).

«Можно прогнозировать, что новые собственники в стратегии развития «Укртелекома» основной акцент сделают на полноценном создании в Украине мобильной связи формата 3G (причем, вероятно, не только на основе «Укртелекома», но и на основе уже действующих операторов 2G). Также речь будет идти об усилении позиций компании на рынке фиксированного широкополосного доступа к сети Интернет.

Это направление сейчас наиболее перспективно. Здесь у «Укртелекома» уже есть определенный задел – сеть FTTB и более трети рынка ФШД. К тому же есть и хороший запас роста для всего рынка. Согласно отчету ООН «Broadband: State of Broadband 2012″, уровень проникновения фиксированного широкополосного доступа к Интернету в Украине сейчас составляет лишь 7%. По этому показателю нас обгоняют Грузия, Азербайджан, Беларусь. Скажем, у Беларуси этот показатель составляет 21,9%», — говорит координатор экономических программ Школы политической аналитики при НаУКМА Сергей Киселев.

Потому основной акцент новые собственники «Укртелекома», скорее всего, сделают именно на предоставлении качественного интернет-доступа. В всяком случае, по словам представителя бывшего владельца «УТ» (компании EPIC) Питера Гольдшайдера, у СКМ есть все необходимое для решения этой задачи: обширная региональная, отраслевая и управленческая экспертиза.