Компания-производитель кондитерских изделий «Конти» выставлена на продажу. Об этом пишет Forbes, с ссылкой на два источника – представителя одной из компаний сектора FMCG и инвестбанкира.Первый раунд формирования предложений потенциальных покупателей, якобы, состоится в сентябре. Консультантом «Конти» выступает британский инвестбанк Barclays. 

Борис Колесников, который является основным владельцем компании, не опроверг факт предпродажной подготовки, однако отказался комментировать мотивы такого решения, переадресовав все вопросы на наблюдательный совет «Конти».

Авторитетное деловое издание Mergermarket, в свою очередь, предполагает, что намерение Колесникова продать кондитерский актив, обусловлено его желанием сосредоточиться на развитии свиноводческого бизнеса – компании «АПК-Инвест». Сумма же, в которую оценена компания, по информации источника на инвестбанковском рынке составляет $1 млрд.

Михаил Гранчак, директор инвестиционно-банковского департамента Dragon Capital, отмечает, что оценка в $1 млрд – это результат применения мультипликаторов 12-13 EBITDA к показателям «Конти» (если считать достоверной оценку EBITDA компании на уровне $100 млн и предположить, что компания имеет долг на уровне $200-300 млн). Такой уровень мультипликаторов сегодня наблюдается у глобальных компаний, например, Mondelez, Nestle, Hersheys. «Конечно, это высокий мультипликатор, и в целом сумма сделки выглядит большой. Однако учитывая, что речь идет о: а) в своем роде уникальной компании, с которой стратегические инвесторы, уже присутствующие на рынке, могут достичь ряда синергий; б) покупке бизнеса целиком – теоретически, покупатель может заплатить премию, вопрос в ее размере», – поясняет Гранчак.  

Для глобальных игроков, которые ищут объект для поглощения на украинском рынке, альтернативы «Конти» (вторая по объему производства кондитерских изделий в Украине и четвертая – в России), по большому счету, нет. Корпорация Roshen миллиардера Петра Порошенко – сложный объект для поглощения в силу своего масштаба, и кроме того, эта компания не находится в активном поиске инвестора. А игрок №3 на рынке – АВК Владимира Авраменко  – фокусируется на производстве шоколадных конфет, что может подойти не каждому инвестору. «Более широкий ассортимент продукции, как правило, означает меньшие сбытовые затраты (в процентах от продаж). Поэтому такие компании, как Roshen или «Конти», за счет широты своего ассортимента могут достигать экономии в 5-10% от выручки именно за счет снижения сбытовых затрат на каждую гривну продаж», – подчеркивает Гранчак.

«Мы предполагаем, что собственники компании оценивают ее в рыночные восемь EBITDA ($800 млн) + 25% (примерно $200 млн) – это премия акционерам – за выход из бизнеса и за лидирующие позиции компании на рынке», – отмечает директор департамента инвестиционно-банковских услуг компании Concorde Capital Роман Иванюк.

На «Конти» могут положить глаз глобальные производители – Hershey, Mars, Mondelez, Nestle, Ulker, а также некоторые российские компании. Гранчак считает, что покупка компании Колесникова могла бы быть интересной в первую очередь глобальным игрокам,  уже присутствующим на украинском и российском рынках. 

«После приобретения «Конти» такие игроки могли бы достичь синергии за счет оптимизации административных и сбытовых затрат объединенной компании, и нарастить свое присутствие на рынках Украины и России, – уверен он. – За счет указанных синергий покупатель может быть готов заплатить премию за украинский актив». 

На сегодня таких компаний две – Nestle и Mondelez (до разделения глобального бизнеса – Kraft Foods). В Nestle отказались комментировать предполагаемый интерес к «Конти» и в целом – возможность расширения путем поглощения конкурентов.

Преградой для сделки может стать неважный инвестиционный имидж Украины в глазах международных инвесторов. Страновые риски однажды уже сорвали сделку по продаже компании. Иванюк вспоминает, что в 2010-2011 годах на рынке циркулировала информация о потенциальной сделке по покупке «Конти» одной американской компанией (речь, скорее всего, идет о Mars).

«Тогда обсуждалась сумма в районе $1 млрд, или 10 EBITDA, – отмечает он. – Насколько мне известно, сделка сорвалась из-за того, что американцы посчитали страновые риски слишком высокими». Но учитывая, что «Конти» представлена на двух рынках – в Украине и России, фактор страновых рисков частично нивелируется.