Введение сборов с сумм, превышающих порог регрессивной шкалы заработной платы, представляется понятным и разумным шагом, направленным на восстановление социальной справедливости. Бизнес должен платить за своих топ-менеджеров с высокими зарплатами соответствующие суммы в общие страховые фонды.

Но вот что интересно. Для финансового сектора, для традиционных отраслей экономики, в которых доля затрат на выплату заработной платы составляет не более 30% себестоимости (а в добывающих секторах — до 10%), введение дополнительного платежа в 10% одновременно со снижением ставки страховых взносов с 34% до 30% практически никак не отразится на суммарных затратах предприятий.

Другое дело — инновационный бизнес, особенно — наиболее продвинутый и конкурентоспособный на мировом рынке сектор разработки программного обеспечения. Имея в своей структуре расходов 70-80% затраты на выплату заработной платы, а также уровень зарплаты сотрудников в два-три раза выше среднего по стране, такие компании получат увеличение нагрузки на выплату страховых взносов сразу на 30-40%, что добавит 4-5% к себестоимости продукции.

Это очень нехорошо.

Во-первых, льгота, предусматривающая снижение ставки страховых взносов до 14%, была им предоставлена (во многом благодаря проявленной президентом воле) в октябре 2010 года. Существенное снижение объема этой льготы всего через 8-10 месяцев явилось бы сильным ударом как по престижу президента, так и по престижу тех компаний, которые придерживаются легальной схемы выплат заработной платы.

Во-вторых, на фоне предвыборных шагов премьера по выделению триллионов рублей на развитие флота отказ от выделения 2-3 миллиардов рублей для сохранения приемлемых условий деятельности IT-бизнеса представляется излишне нарочитой демонстрацией отсутствия какой-либо заинтересованности власти в голосах тех, кто трудится в IT-индустрии. Между тем, худо-бедно, а индустрия разработки ПО сейчас, после международных успехов Kaspersky Lab, Parallels, ABBYY, Mail.Ru, Yandex, EPAM Systems, Luxoft и др., является визитной карточкой новой экономики России на глобальном рынке.

В-третьих, принятие решения по введению 10% сбора не только с крупных компаний-разработчиков ПО, которые пользуются льготой в 14% ставки страховых взносов, но и с малых компаний — наносит сильный удар по имиджу власти в среде малого инновационного бизнеса.

Судя по высказываниям советника президента Аркадия Дворковича, указанные негативные последствия очевидны и администрации президента. Кто знает, возможно, в запасе у политиков есть следующий, выигрышный шаг. Вполне можно себе представить, что премьер или президент (или даже Михаил Прохоров) выдвинут предложения: 1) снизить размер дополнительного платежа для компаний разработчиков ПО, пользующихся льготой по закону №272 ФЗ, а также для малых компаний на упрощенной системе налогообложения — с 10% до 2%; 2) снизить порог численности персонала для получения льготы по ставке страховых взносов по №272 ФЗ с 50 до 25-30 человек, чтобы устранить явную несуразность — дискриминацию малых компаний-разработчиков ПО, которые не пользуются упрощенной системой налогообложения.

Политик, который примет такие решения, не просто получит поддержку 1,5% трудоспособного населения, занятого в IT-индустрии (а это деятельные, хорошо образованные, независимые люди). Он сможет претендовать на роль лидера нарождающейся новой конкурентоспособной экономики России.

автор Автор: Валентин Макаров